Discover.uz - Абу Али Ибн Сина

Абу Али Ибн Сино (Авиценна) родился в 980-ом году в поселении Афшана около Бухары, в семье финансового должностного лица. Уже в детстве Ибн-Сино вместе с отцом прибыл в Бухару. Он ознакомился с Кораном в очень раннем возрасте, так же рано начал интересоваться греческой философией, геометрией и индийскими вычислениями. Научные интересы Ибн-Сино развились в двух направлениях: в медицине и философии. В возрасте семнадцати лет он стал полностью развитым ученым и имел большой престиж, как врач.

Однажды Авиценна был приглашён к больному Нух ибн Мансуру (по некоторым источникам - приведён насильно), который правил Бухарой, и вылечил его, проведя первую в истории операцию по удалению аппендицита. В награду Ибн-Сино получил разрешение пользоваться библиотекой дворца.

После свержения Саманидов и захвата Бухары Караханидами (в 992 и 999 гг.) Ибн-Сино пришёл в Ургенч, во дворец Хорезмского Шаха, где было много известных ученых. Тогда в Хорезме управлял Абаи-Аббас Мамун (999 - 1016 гг.), который покровительствовал ученым, поэтам и живописцам.

Философия Ибн-Сино, разъясненная в "Китаб аш - Шифа" ("Книга исцеления") - целая эпоха в истории восточной философии. Однако, именно эта классическая работа, укрепившая работу над медициной, создала ему мировую репутацию - "Китаб аль-Канун фит-Тиб" ("Канон медицинской науки"). Перевод этой работы на латинский язык был сделан в конце XV-го столетия. Через сто лет, в 1593 г., его арабский оригинал издался в Риме. Затем её издавали ещё много раз вплоть до XVII-го столетия и она стала одной из самых популярных работ в медицине на Западе. Западная медицина была под непосредственным воздействием Канона.

О врачевании Ибн-Сино были составлены легенды. Одна из них повествовала, что после смерти он оставил его ученику сорок ампул и распорядился, чтобы он вливал ему ежедневно по одной ампуле в течение сорока дней. Когда ученик ввел 39-ую ампулу, он увидел, что щеки преподавателя залились румянцем, губы стали темно-красными, волосы и усы почернели, и это выглядело так, что он вот-вот откроет свои глаза. Ученик так был взволнован в ожидании воскрешения, что он бросился к последней сороковой ампуле, и она разбилась.